Поговорили с директором фонда CAF Россия Марией Черток о том, для чего компаниям заниматься благотворительностью, как сделать первый шаг в этом хорошем деле и почему Coca-Cola и другие компании не помогают напрямую, а привлекают в помощь различные фонды.  

— Мария, для начала объясните, что вообще такое благотворительная деятельность компаний? И чем она отличается от таких понятий, как «пожертвование» и «меценатство»?

— Если мы говорим о благотворительности компаний, а не физических лиц, то это всё то, что компания делает в рамках поддержки местного сообщества. Всё это напрямую с бизнесом не связано. Благотворительность и пожертвование — части одного целого. Пожертвование — способ передать деньги на безвозмездной основе на реализацию определенного проекта. Меценатство же — понятие более узкое, больше связанное с поддержкой проектов в области культуры и искусства. 

— Зачем благотворительность нужна крупным компаниям? Это дополнительный пиар? 

— Это репутация. Компании занимаются благотворительностью прежде всего потому, что для них важно управлять своей репутацией в сообществах, в которых они работают. Возьмем Россию. У нас большая страна, филиалы крупных компаний есть почти в каждом регионе. В этих регионах есть местные проблемы, и компаниям выгодно их решать и улучшать жизнь людей по многим причинам. 

— По каким?

— Прежде всего, чтобы заинтересовать в трудоустройстве жителей региона. В частности, квалифицированных сотрудников, которые будут работать у них долго и продуктивно. Кроме того, от этого зависит репутация компании в глазах международных партнеров, для которых благотворительность — уже давно нечто само собой разумеющееся.  

Компании занимаются благотворительностью прежде всего потому, что для них важно управлять своей репутацией в сообществах, в которых они работают.

 

— А для чего компании приходят к вам? Разве они не могут сами найти тех, кому нужна помощь?

— Наш фонд помогает найти благотворительные организации, которые могут наиболее эффективно реализовать интересные для компании проекты и соответствуют направлениям ее благотворительной деятельности. И конечно, крайне важно, чтобы эти организации грамотно за пожертвования отчитывались.

— Чтобы компании-доноры были уверены, что их деньги не потрачены просто так?

— В том числе. Плюс это требуется по российскому законодательству: если организация получает пожертвование на определенные цели, но использует его нецелевым образом, считать это пожертвованием нельзя, и эти деньги облагаются налогом. И разумеется, любая компания хочет поддерживать организации, которые заслуживают доверие и занимаются тем, о чем заявляют. Мы помогаем донорам разработать и реализовать программу помощи так, чтобы деньги были потрачены действительно на достижение нужных целей.  

— Как именно фонд проверяет тех, кому нужно помочь? И как определить, что требуемая помощь — это не мошенничество?

— Мы работаем с некоммерческими организациями. Это юридические лица, занесенные в Единый государственный реестр, с уставом, отчетностью и набором обязательных документов. Это ограждает от мошенников. Мы проводим юридическую экспертизу, чтобы убедиться: организация существует и ее деятельность законна. После проверки рассматриваем запрос — проект, который нам делает эта организация. Важно быть уверенными в том, что он действительно будет способствовать достижению целей той программы, которую мы реализуем для компании. Для этого мы привлекаем экспертов. А дальше уже выступаем посредником для компании и самой некоммерческой организации.   

— А если компания не знает, на что потратить деньги, но просто хочет сделать что-то хорошее для социума?

— Как правило, у всех компаний есть приоритетные направления, которые определены социальной политикой компании: кому-то важен спорт, другие держат фокус на окружающей среде, кто-то помогает детям. В том случае, если компании не знают, где их пожертвования могли бы быть полезны, мы рекомендуем хорошие некоммерческие организации в тех регионах, где компании работают. Они, в свою очередь, могут рассказать о проблемах региона, а компании — сделать выбор.

Желание Coca-Cola — внести вклад в развитие местных сообществ, отвлечь людей от сидячего образа жизни. Так появился один из самых интересных и масштабных проектов — строительство спортивных площадок для воркаутов в рамках Олимпиады в Сочи.

 

— Какие благотворительные проекты Coca-Cola реализовала с помощью вашего фонда?

— Мы сотрудничаем давно, и проектов было много. Все они интересные и яркие, прежде всего потому, что направлены на создание чего-то важного для людей вокруг. Многие связаны со спортом, потому что большое желание компании Coca-Cola — сделать его доступным для всех, отвлечь людей от сидячего образа жизни и залипания в гаджетах. Регулярная физическая активность важна для здоровья и благополучия человека. Один из самых интересных и масштабных — строительство спортивных площадок для воркаутов в рамках Олимпиады в Сочи.

— Представим, что я — это компания Coca-Cola. Я пришла к вам с запросом: хочу построить для детей и взрослых спортивные площадки. Каковы ваши действия? 

— Сначала исследуем запрос. Для этого обращаемся к тем, кто знает и может помочь в реализации проекта — некоммерческим организациям, с которыми мы сотрудничаем. Узнаем, есть ли какие-либо международные практики, чтобы их позаимствовать. Дальше предлагаем донору план, по которому будем решать эту задачу. С Coca-Cola это было так: компания пришла с запросом — в преддверии Олимпиады реализовать проекты, направленные на популяризацию идеи здорового образа жизни в олимпийской столице. Мы придумали построить площадки для воркаутов в Сочи. А дальше этот проект приобрел небывалый масштаб: подобные площадки появились в 14 регионах страны. Проект охватил сразу несколько задач: во-первых, спорт стал более доступным, во-вторых, к строительству площадок привлекли Федерацию воркаута и известных спортсменов, которые проводили различные мероприятия в рамках проекта. То есть мы сделали всё возможное, чтобы привлечь молодежь к занятиям спортом. 

— А проект до сих пор продолжается.  

— Да. И в последний год он модифицировался: мы стали работать с некоммерческими организациями известных спортсменов — Антона Шипулина, Алексея Смертина, Вячеслава Третьяка. А сейчас у программы появился дополнительный фокус: создавать условия для занятий спортом для людей с ограниченными возможностями здоровья, потому что в нашей стране с этим сложно.

— Схема кажется довольно простой.

— На первый взгляд да. На самом деле есть много нюансов. Надо оценить проект с точки зрения реализации: нужны бюджет, команда, реалистичные сроки исполнения. А главное — от реализации проекта должен быть эффект. Например, в случае с Coca-Cola мы оценивали, сколько людей потенциально может привлечь к занятиям спортом возведение площадок. Возраст жителей, месторасположение — учитывались многие факторы. Еще следовало учесть будущее площадок: было важно, чтобы после строительства их взяли на баланс муниципалитеты и обслуживали. Нельзя просто построить — и забыть о проекте; надо, чтобы он продолжал быть полезным людям.   

Мы придумали построить площадки для воркаутов в Сочи. А дальше этот проект приобрел небывалый масштаб: подобные площадки появились в 14 регионах страны.

 

  — А есть какие-то показатели, по которым можно измерить, выполнен ли проект успешно?

— В случае с Coca-Cola у нас был очень понятный показатель: в течение первого года площадкой должны воспользоваться не менее 5 000 людей. Есть и другие показатели, например, количество проведенных мероприятий. А вообще конечный результат любого проекта, независимо от того, кто его реализует, это изменение жизни людей в лучшую сторону.

— Как же его измерить?

— Вы удивитесь, но сделать это тоже можно. Для этого есть три группы показателей, которые мы учитываем. Первая — экономические. Например, когда удалось дать людям работу. Или наоборот, наше участие помогло сэкономить ресурсы: скажем, за какой-то услугой жителям нужно было куда-то ехать, а мы эту услугу предоставили на месте, то есть им не нужно тратить деньги на проезд и т.д. Вторая — показатели, связанные с воздействием на окружающую среду, что важно для экологических проектов. Третья — социальные показатели, связанные с благополучием человека, с тем, как он ощущает себя в обществе, счастлив ли он на работе.

— Есть ли организации, которым вы отказываете? И если да, то почему это делаете?

— Да, есть. Финансирование распределяется на конкурсной основе, в каждом конкурсе есть победители и проигравшие. К примеру, несколько организаций готовы построить площадку в определенном городе. Они готовят проекты, где описано, в каком районе будет располагаться площадка, сколько человек ее будут посещать, что будет с площадкой после того, как финансирование от компании закончится, кто возьмет ее на баланс, кто будет обеспечивать ее функционирование, какие мероприятия будут на ней проводиться. Далее происходит экспертиза проектов, после чего мы выбираем наиболее перспективный — тот, который охватит больше людей, в зависимости от содержания программы. Бывает так, что одна некоммерческая организация участвует в конкурсе сразу в нескольких программах. Она может не пройти в одном конкурсе, но при этом выиграть в другом. 

— Как фондам могут помочь обычные люди или небольшие компании? Могут ли они стать благотворителями?

— Стать благотворителем может любой. Для тех, кто еще только задумывается о том, чтобы заняться благотворительностью, мы запустили инициативу «Щедрый вторник».  Этот глобальный проект реализуется уже в 68 странах мира, и в этом году к нему присоединилась и Россия. В этот день мы призываем всех сделать доброе дело и не умалчивать об этом, а рассказывать. И это важно: зачастую люди или компании помогают без лишней огласки. Это не совсем верно, потому что их пример может помочь другим начать творить добро. Когда видишь, сколько вокруг тебя благотворителей, понимаешь, какая это сила. Надеемся, что «Щедрый вторник» поможет укрепить некоммерческий сектор, в том числе и финансово, и повысит к нему доверие.

СПРАВКА

Фонд поддержки и развития филантропии «КАФ» (CAF Россия) существует в России с 1993 года. Фонд начал работать здесь как представительство одного из старейших британских благотворительных фондов Charities Aid Foundation (CAF). Его офисы есть на пяти континентах. Российский — самый многочисленный международный офис CAF. Ежегодно фонд реализует более 20 благотворительных программ в тесном сотрудничестве с ведущими российскими и международными компаниями. Грантовый фонд в 2015–2016 финансовом году составил более 266 млн рублей.  

С Coca-Cola фонд CAF Россия сотрудничает с 2012 года. В период подготовки к зимним Олимпийским играм 2014 года при поддержке компании и Coca-Cola Foundation была реализована масштабная инициатива по развитию навыков активного здорового образа жизни у школьников в Сочи. Затем стартовал совместный проект по повышению доступности массового спорта. 

19 площадок для воркаута были построены в рамках проекта по повышению доступности массового спорта, в том числе для людей с ограниченными возможностями здоровья, в 12 российских городах: Екатеринбург, Барнаул, Волгоград, Санкт-Петербург, Ульяновск, Сочи, Москва, Тверь, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Казань, Самара. 

< 20 млн рублей было направлено на строительство площадок и проведение мероприятий по вовлечению людей в занятия спортом в рамках совместной с Coca-Cola программы.