Накануне перезапуска своего сайта предприниматель, фотограф, путешественник, блогер и вообще на все руки мастер встретился с корреспондентом Journey, чтобы обсудить стрижку для кудрявых, суданскую козу и фобию пересечения границы

В каждом путешествии за пределы страны максимально счастливым я себя чувствую два раза. Первый — когда пограничники ставят штамп о выезде из России. Всё время переживаю, что из-за какой-нибудь ерунды, например, неоплаченного штрафа, меня не выпустят. Очень боюсь этих историй, у меня фобия пограничников. Второй раз я счастлив на въезде, в заветный миг возвращения в Россию. За время путешествия успеваю по ней соскучиться.  

Особенно сильно на меня повлияло путешествие в Ливан, где я лишился документов. В день вылета по пути в аэропорт я остановился, чтобы сделать пару фотографий со смотровой площадки. В это время из машины умело стащили всё, что нажито непосильным трудом: ноутбук, сумки, деньги, документы. Из всех вещей у меня остались только фотоаппарат, который висел на груди, и телефон в кармане. Больше ничего. Если бы мне никто не помог, наверное, до сих пор бродил бы по ливанским улицам с табличкой «Помогите добраться домой». Теперь я знаю, что вещи без присмотра оставлять нельзя даже на минуточку.

Я редко сталкиваюсь с агрессией людей, которые попадают в объектив фотокамеры. Обычно все нормально относятся к съемкам, если не брать в расчет личности с «синдромом вахтера». Можно потерять полдня на разборки, неудачно сфотографировав таких персонажей: они пристают и отнимают время. Вообще есть множество способов не привлекать к себе дополнительного внимания. В незнакомых странах лучше изучить заранее, что снимать не стоит. Например, в азиатских странах все очень лояльны к фотографированию, а в Латинской Америке или Африке — наоборот. Чтобы не обострять ситуацию, можно фотографировать с живота, маскировать камеру или снимать очень быстро.

Как-то раз мой знакомый в Судане сфотографировал на улице козу, а оказалось, что на заднем плане находится здание спецслужбы. Оттуда моментально выбежал человек, за ним еще один. Кадр с козой внимательно изучили, а затем удалили. Знакомому пришлось написать кучу объяснений, что он не шпион. В итоге почти весь день пришлось с этим разбираться.

Как человек скромный, очень не люблю комплименты. Критика всегда полезнее и интереснее. Однако ничего плохого о себе не слышу, так как всех, кто меня критиковал, я забанил. Теперь думаю, что меня все любят.

Я совсем не радуюсь, когда меня узнают незнакомцы. Бывают неловкие моменты, когда человек подходит поздороваться и задает не совсем удобные вопросы. А когда в самолете, как в обезьянку, тыкают пальцем: «Смотрите, Варламов», — вообще хочется надеть скафандр, чтобы никто не трогал.

Илья Варламов: «Не люблю комплименты, критика намного интересней»

Как-то я был в бизнес-центре на деловой встрече. Нарядный: портфель, костюм, галстук — всё как надо. С владельцем компании поднимались в лифте, третьим ехал курьер, доставляющий пиццу. Он на меня смотрит и говорит: «Это вы Илья Варламов, который по помойкам лазает? Читаю ваши репортажи, очень круто!» Возникла неловкая ситуация, поскольку человек, который со мной встречался, не знал, что у меня есть блог. Всю встречу мы выясняли, по каким помойкам я лазаю и можно ли со мной вообще иметь дело.

Чем лаконичнее письмо, тем больше шансов, что я его прочитаю и дам ответ. Ежедневно ко мне в почту приходит примерно сотня сообщений. Стараюсь читать все, но длинные письма зачастую удаляю, не дочитав, если в первых трех предложениях нет смысла. Главное пожелание — уважайте время людей, к которым вы обращаетесь.

У каждого человека есть любимое дело. Одни любят лежать перед телевизором на диване, другие увлечены рыбалкой, третьи авиамоделированием занимаются.

Сейчас мое любимое дело — блог, который недавно превратился в СМИ, и теперь там публикуются посты не только моего авторства. Каждое утро я просыпаюсь с удовольствием, предвкушая общение с любимой командой. Сейчас над проектом работают 12 человек. Это я, коммерческий директор, два выпускающих редактора, два человека отвечают за социальные сети. Есть технический консультант, три менеджера по работе с клиентами, мой ассистент и робот, который сообщает нам статистику в реальном времени. Также мы сотрудничаем со сторонними дизайнерами и разработчиками. С еженедельной рассылкой нам, например, помогает агентство.

Моя прическа — вещь! Если вы думаете, что с ней много возни, то ошибаетесь. Утром я могу встать с постели, почистить зубы, умыться и сразу идти по делам, не заморачиваясь по поводу прически. Она отнимает минимум времени и почти не требует внимания. Всё, что я ради нее делаю, — раз в год хожу в парикмахерскую.