Меньше чем за год ролики петербурженки PolinaBrz на YouTube набрали 4 млн просмотров, а за фототворчеством девушки следят 112000 Instagram-подписчиков. Мы поговорили с Полиной об утренних прогулках в куртке бойфренда, счастье с пиццей в руке и о том, почему не получается завтракать, когда работаешь на себя

Всегда представляла, что работать на себя — это завтракать с подружками полдня, а потом полдня работать. На деле я теперь не завтракаю вообще. Работа занимает 24 часа 7 дней в неделю, потому что даже во время стандартного 6-часового сна мне удается думать о проектах, просыпаться и что-то записывать в телефон. Когда ты сам себе креативный директор, пиарщик, бухгалтер, менеджер и чернорабочий, приходится каждую свободную минуту быть полезным для компании, а в моем случае — для комплексной себя.

Полина Бржезинская: «Счастья много, когда можно еще 20 минут лежать в одеялке»

Нелепые предложения поступают почти каждый день. Порой люди, рассчитывающие минимальное количество времени потратить на написание письма, рассылают пачками не нейтральные приветствия, а копипаст какого-нибудь лестного абзаца вроде «мы вас смотрим всем отделом, вы наш любимый блогер». А потом назначают мне встречу для обсуждения деталей, к примеру, на Арбате, который от меня за 700 км. Вообще очень много промахов SMM-специалисты компаний допускают из-за собственной невнимательности. Мне периодически предлагают протестировать какие-то «прекрасные» вещи вроде присосок для увеличения губ или, к примеру, побрить ноги на камеру в качестве рекламы. Иногда даже не сразу рождаются вежливые формулировки для отказа.

Всегда приятно, когда узнают на улице. Все люди, которые ко мне подходят, обычно много улыбаются, обнимаются, говорят приятные слова. Не вижу причин, почему это может быть неприятно. Я потом еще минимум полдня улыбаюсь как бы им в ответ, прокручивая в голове случившийся разговор. Меня сначала немного смущало то, что я, к примеру, в момент таких встреч гуляю с псом и выгляжу, вероятно, как бомж — в гигантской куртке моего молодого человека, которую он носил в 12 лет, пижамных штанах, заправленных в сапоги, и с пучком на голове. Но раз ребятам не страшно да и вообще не принципиально, то и мне это должно быть не особо важно.

Полина Бржезинская: «Счастья много, когда можно еще 20 минут лежать в одеялке»

Многие говорят обо мне как о нереально жизнерадостном человеке, у которого всегда хорошее настроение. Я часто повторяю в своих видео, что в жизни у меня не так много поводов улыбаться, но многие как будто не верят. Дело скорее в выборочном восприятии, а не в намеренном искажении мной самой моего образа. Каждую фразу можно интерпретировать по-разному и прочитать с разной интонацией, понять сарказм или оскорбиться — здесь всё максимально приближено к жизни и, надеюсь, как раз за всем этим проглядывает образ нормального обыкновенного человека.

Instagram, канал на YouTube — дело всей моей жизни? О боже, надеюсь, что нет. Меня искренне удивляет, как люди демонстрировали свое творчество до интернета и социальных сетей. Чтобы показать людям свои картины, надо было набирать много ценных контактов среди галеристов, находить почитателя при деньгах, вертеться в нужной тусовке, организовывать выставку… Сейчас достаточно просто выгрузить всё в сеть. Для меня медиа — средства для приближения к интересным проектам, общение с аудиторией, которая направляет меня в правильную сторону.

Интереснее всего открывать в самой себе новые стороны и ракурсы. Я частенько удивляюсь, видя красивый, снятый же мною кадр. Неужели я и правда так «вижу» какой-то сюжет? Мне очень нравится каждый день быть самой для себя первооткрывателем собственных же возможностей. А с моими чудесными зрителями мне больше всего нравится разговаривать о книгах.

Самый частый вопрос мне — как я всё успеваю. Это если не считать вопроса о породе моей собаки, конечно (у меня вест-хайленд-уайт-терьер). Я иногда делюсь в YouTube бекстейджем, рассказываю о том, что съемка 5-минутного видео, например, заняла 7–8 часов, говорю об обработке и монтаже, на которые ушло примерно столько же времени.

Полина Бржезинская: «Счастья много, когда можно еще 20 минут лежать в одеялке»

Сейчас я читаю «Моё столетие» Гюнтера Грасса. Еще в универе была потрясена его «Жестяным барабаном», только сейчас дошли глаза до хотя бы еще одной его книги. Не понимаю, как можно читать что-то, что по собственным внутренним ощущениям не соответствует слову «хорошо», когда в мире столько еще непрочитанных великолепных книг.

Счастья много, когда можно еще 20 минут лежать в одеялке и обниматься. И когда есть пицца, разумеется.