Coca-Cola Россия и Всемирный фонд дикой природы (WWF) России — давние друзья, которые вместе борются за бережное отношение человека к планете. Мы встретились с Игорем Честиным и попросили рассказать, как WWF работает в кризис, в чем уникальность проекта «Медвежий патруль» и какова миссия «Часа Земли». А еще объяснить, почему глобальное потепление на самом деле не потепление

 «Природоохранные инвестиции окупаются»

Игорь, я не мог выбрать, с чего начать интервью, а тут как раз новость: заводы Coca-Cola Россия в Истре и Екатеринбурге получили сертификаты программы “TOP-10 Energy Savers, разработанной совместно с WWF. Всего за последние два года группа Coca-Cola HBC AG инвестировала более 9,6 млн евро в проекты по увеличению энергоэффективности. А зачем? Это же огромные деньги.

Деньги, конечно, для нас с вами огромные, но если сравнивать с общими производственными затратами, это не очень много. Как правило, природоохранные инвестиции окупаются. Бывают исключения, если отдельные компании лоббируют необходимые им послабления в законодательстве. В таком случае, понятно, природоохранные инвестиции не выгодны. В итоге страдают предприятия, которые вложили деньги в дело защиты природы. К примеру, вы посчитали, что потратив 9 млн евро на очистное и энергосберегающее оборудование, сможете в ближайшие 10 лет сэкономить 12 млн евро, потому что не придется платить штрафы, предусмотренные законом. Но допустим, через год после внедрения проекта правила изменились в обратную сторону, из-за чего получается уже не экономия, а урон, скажем, в размере 5 млн евро. Тогда-то у акционеров и возникают вопросы.

Но, как правило, природоохранные инвестиции всё же окупаются. Недавно мы поставили дереводобывающей компании GPS-трекеры, и эти вложения отбились через 3 месяца. Выяснилось, что ее собственные сотрудники сбывали налево 20% древесины, а это каждый пятый лесовоз.

В последние годы российский бизнес поменял отношение к экологической безопасности? В какую сторону?

Последние пару лет тенденция негативная. Бизнес пользуется ситуацией с кризисом и постоянно плачется правительству, что всё очень плохо и если не ослабить экологические требования, то люди пойдут на улицу.

А компания Coca-Cola Россия? Только честно!

Все международные компании, которые приходили к нам в 1990-е годы, изначально организовывали работу намного лучше, чем в других странах. Представительства появились здесь позже, чем в большинстве западных государств, поэтому они сразу строили современные заводы, внедряли новые технологии. И к Coca-Cola Россия это относится в полной мере. У нее в нашей стране, например, гораздо ниже затраты воды на производство 1 литра напитков, чем в США.

И надо сказать, что глобальное сотрудничество фонда и Coca-Cola зародилось в России. Мы начали партнерские отношения раньше, чем центральный секретариат WWF в Швейцарии «подружился» со штаб-квартирой Coca-Cola в США.

Одно из важнейших для нас — арктическое сотрудничество, которое Coca-Cola Россия поддерживает много лет. Наш совместный проект «Медвежий патруль» стал примером, и сейчас в американском отделении WWF на Аляске работают такие же патрули, как у нас.

Этот проект — способ сохранить жизнь животных и обеспечить безопасность людей. То, что белые медведи приходят в поселки за едой, — вина человека. Медведи привыкли охотиться на льдах, скрадывают там тюленей, вылезающих отдыхать. Сейчас, в связи с изменением климата, медведи значительную часть времени не могут кочевать на льдинах, потому что тех нет. На берегу им питаться нечем, особенно в тундре, ведь сусликов такому хищнику явно недостаточно. Добавьте сюда отсутствие у белых медведей природного страха перед человеком. Поэтому они часто заходят в поселки, начинают рыться в помойках...

...и их убивают?

Если медведи заходят в населенный пункт, это практически неизбежно. Их пытаются отгонять, а если не выходит, то отстреливают, потому что они представляют серьезную опасность для человека.

Сколько медведей удалось спасти благодаря «Медвежьему патрулю»? Поясню читателям: проект стартовал в 2006 году, а Coca-Cola Россия присоединилась к нему в 2008-м.

Это непросто посчитать, хотя мы многократно пробовали. Речь идет о сотнях спасенных: по примерным оценкам это 200–250 животных. Цифра внушительная, ведь в российской части Арктики всего 5–8 тысяч белых медведей. То есть деньги, потраченные Coca-Cola Россия на проект, всегда означают спасенных зверей. Но это также и спасенные местные жители, на которых не напали белые медведи. Это дорогого стоит.

 «Компании режут бюджеты на благотворительность, но наши партеры — нет»

Как вы (не WWF, а Игорь Честин) провели «Час Земли»?

Вначале был на Красной площади, где отключили всё уличное освещение, затем на Тверской, 13, возле мэрии Москвы. Холодно? Да нет, нормально было. Около 120 волонтеров собрались на Красной площади со свечами.

Часть моих знакомых посмеивается над этой акцией: сколько электричества сохранишь за час?

Было бы хуже, если б они плакали, верно? А посмеиваются — хорошо, мы совершенно спокойно к этому относимся. И объясняем, что «Час Земли» не «про экономию» электричества, потому что экономия действительно очень мала. Акция существует, чтобы люди еще раз задумались о том, что происходит с окружающей средой. Каждый год у «Часа Земли» новая тема, в 2016-м мы выбрали «Экослед»: описали 7 правил, разработанных Всемирным фондом дикой природы для более бережного отношения каждого человека к собственной планете. Сейчас кризис, людям близка тема экономии. И мы показываем, на чем можно сэкономить, чтобы качество жизни осталось таким же. В прошлом году мы предлагали ввести десятилетний мораторий на добычу нефти в Арктике. Тогда тоже совпали несколько факторов: санкции, экономический спад, низкие цены на нефть. Правительство, надо сказать, не отреагировало. Но! Не началось ни одного проекта, а затраты на разведку ископаемых на арктическом шельфе сократились в 4 раза. То есть публично не отреагировали, но реально сделали именно то, о чем просил WWF.

Мы призываем всех наших корпоративных партнеров участвовать в «Часе Земли», и Coca-Cola Россия регулярно присоединяется. Компания отключает подсветку бизнес-центра, в котором находится ее офис, а также обесточивает свой самый большой рекламный щит на Зубовском бульваре в Москве.

Компании стали меньше жертвовать на благотворительность?

Наши старые партнеры остались, поддержка от бизнеса есть. Но новых партнеров привлекать значительно сложнее, поскольку сейчас бизнес активно режет бюджеты, особенно благотворительные. С Coca-Cola Россия мы не сократили сотрудничество, более того, обсуждаем новые проекты по сохранению пресной воды.

Зачем так переживать о нехватке воды? На мой взгляд, проблема немного преувеличена.

В нашей стране нехватки воды незаметно, да. Но если говорить обо всем мире, то примерно у 10% населения, а это 650 млн человек, нет доступа к питьевой воде, я уже не говорю об ирригации и иных потребностях.

Может, тогда и глобальное потепление случится?

Что значит случится? Оно «случается» последние 15 лет. Повышение температуры приводит не к тому, что у нас становится жарко, а было холодно. Это ведет к разбалансировке, то есть к тому, что метеорологи называют аномальными погодными явлениями: засухам, наводнениям, ураганам, небывалым холодам или резкому потеплению. А всё это стоит дополнительных затрат, ведь наша экономика и все процессы жизнеобеспечения рассчитаны на средние значения. В докладе Николаса Стерна «Экономика изменения климата», где он описал последствия для экономики Великобритании от глобального изменения климата, сказано, что 10 лет назад страна тратила 0,6% ВВП на преодоление изменений климата. К 2150 году эта цифра, если ничего не изменится, вырастет до 5% ВВП.

Один человек может жить в каких угодно условиях, но человеческая цивилизация адаптирована к узкому коридору погодных значений. Любое сильное отклонение несет разрушение, которое потом необходимо компенсировать. И задача WWF — обеспечить сохранение дикой природы с пониманием, что через 50 лет климат будет другой. Даже если сейчас прекратить выбросы всех парниковых газов, их концентрация продолжит расти еще 5 лет. На климат это будет влиять еще 30 лет. То есть эффекта придется ждать почти полвека! С точки зрения политика это не очень выгодно, поэтому решения принимаются так сложно.

6 экоправил Игоря Честина

1 Игорь Честин, директор WWF России: «Эти деньги спасают медведей и людей»

1. Если есть возможность — продай машину. Ты позаботишься об экологии, а еще сэкономишь деньги, время и нервы, которые сейчас тратишь на проблемы с парковками, страховками и техосмотрами.

2. Организуй раздельный сбор мусора. Если не в подъезде, то на работе, ведь многие работодатели поддерживают такие инициативы. «В офисе WWF стоят раздельные ящики, куда я ношу мусор из дома. В рюкзаке», — подает пример Игорь Честин.  

3. Мойся в душе. «Ванную я последний раз принимал очень давно, возможно, в детстве», — вспоминает директор WWF Россия.

4. Выключай воду, когда бреешься или чистишь зубы. «Меня лично звук впустую льющейся воды раздражает», — делится Игорь Честин.

5. Замени лампы накаливания на светодиодные. Они дорогие, но окупаются за счет того, что расходуют минимум энергии и служат долгие годы.

6. Отдай ненужные вещи, не выкидывай их на помойку. Сотрудники WWF относят одежду, которую больше не планируют носить, в специальные центры, которые передают вещи нуждающимся.

Три истории о медведях

Михаил Стишов, координатор проектов WWF по биоразнообразию Арктики, рассказал три истории из своего опыта. Они демонстрируют, как конкретно помогают «Медвежьему патрулю» деньги, выделенные Coca-Cola Россия.

2 Игорь Честин, директор WWF России: «Эти деньги спасают медведей и людей»
Фото: Collection of Dr. Pablo Clemente-Colon, NOAA National Ice Center

1. Как деньги спасли животных и людей

Мы долго работали в одном чукотском селе Ванкарем. Там ситуация следующая: скалистый остров соединен песчаной косой с материком. На ней село и стоит, от края до края, а на острове устроили себе лежбище моржи. Они всегда давят друг друга, и белые медведи повадились туда ходить, как в столовую. Получалось, что идут мишки есть, а на пути село стоит, где тоже чем-то вкусным постоянно пахнет. И звери могли остаться в селе, чтобы поискать, чего бы перекусить.

Что там придумали? В первую очередь сделали «кормовое пятно»: погибших моржей тракторами стаскивали на материк, чтобы медведи перестали ходить через село. В самом селе организовали регулярные бригады, которые присматривают за порядком. Детей по поселку в детский сад и школу провожают вооруженные люди, всё под контролем. Поначалу мы спонсировали бригады — давали и деньги, и бензин. Последние два года они уже сами выкручиваются, работают с администрацией, общественностью.

Так вот, как правило, в подобных ситуациях в поселке раз в два-три года кто-то гибнет: медведь или человек. В Ванкареме уже 10 лет ничего такого нет.

2. Как ненцы перестали быть браконьерами

На острове Вайгач между материком и архипелагом Новая Земля живет небольшая коммуна ненцев. Они оленеводы, но порой и добычу стреляют, в том числе белых медведей. Местные власти относились к этому равнодушно — стреляют и стреляют.

Однажды мы с вертолета увидели вдоль берега след медведя, на который сверху накладывалась колея снегохода. Полетели проверить — и нашли тушу без шкуры, причем зверь был убит не больше часа назад. С нами летел руководитель местных пограничников. Мы его убедили, что белый медведь относится к морским биологическим ресурсам, находящихся под охраной пограничников, и он с большим энтузиазмом взялся за это дело.

Вообще власти активно принялись за работу: отправили на Вайгач следователя, завели дело и нашли браконьера. Это был первый, короткий эффект. Затем, когда обнаружили еще одного убитого медведя и шкуру, госслужащие почувствовали спортивный азарт. Сейчас они ищут браконьеров, тщательно расследуя все инциденты. И ненцы сразу же присмирели, перестали стрелять медведей.

3. Как фонд создал группу быстрого реагирования

— В Ненецком автономном округе на Байдарацкой губе, где есть жилые поселки, неожиданно выловили медведя. Местные сами пришли к нам и попросили «что-то сделать». И в итоге нам удалось реализовать идею, которую давно вынашивали. При поддержке региональных властей мы организовали группу быстрого реагирования, куда вошли представители всех заинтересованных ведомств и объединений: пограничники, полиция, МЧС, ветеринары, охотники и много кто еще. WWF для них провел тренинг, на котором специалисты рассказали, как обездвиживать медведей и что с ними делать дальше. Сейчас группа быстрого реагирования контролирует ситуацию в округе, а мы обучаем ее участников. Думаю, через год-два они наберутся опыта и будут работать полностью самостоятельно.