В России зарегистрировано более 12 миллионов людей с различными формами инвалидности и особенностями развития. Как и все, они должны иметь возможность пользоваться всем, что предлагает город. Мы попытались разобраться, каким должно быть по-настоящему инклюзивное городское пространство и что мешает создать его сегодня.

А что означает понятие «инклюзивное пространство»?

Принцип инклюзивности основан на утверждении, что участвовать в любых проявлениях жизни общества могут все люди, независимо от пола, социального статуса или состояния здоровья. А инклюзивное или безбарьерное пространство — это комфортная и доступная среда для всех жителей города, включая людей с инвалидностью — как наименее защищенных. По данным на 2016 год, свободно передвигаться по городу и пользоваться его инфраструктурой — то есть, вести активный образ жизни — способны лишь 52,6% от общего числа людей с инвалидностью.

А остальные?

По данным на 2017 год, многие просто не выходят из дома. Одна из главных причин этого — отсутствие транспорта, оборудованного для нужд маломобильных людей. 72% российских граждан с инвалидностью отмечают, что проблема с городским транспортом — основная причина того, что они редко покидают дом.

Неужели, с этим всё настолько плохо?

Простого ответа на этот вопрос нет. Например, в Москве дела с доступной инфраструктурой обстоят значительно лучше, чем в целом по России. По данным на 2018 год, доля низкопольного — то есть удобного для маломобильных людей — транспорта в столице была довольно высокой: более 90% автобусов, свыше 70% троллейбусов и около трети трамваев. Совсем иначе дело обстоит с московском метро, где лишь самые современные станции оборудованы специальными лифтами. Да, с 2013 года в метро работает Центр обеспечения мобильности пассажиров (его сотрудники помогут человеку в инвалидном кресле на всем пути в подземке), однако это не решает проблему полностью. В целом же по России по состоянию на 2017 год лишь 12,1% автобусов, 12,8% трамваев и 29,9% троллейбусов были оборудованы для перевозки маломобильных пассажиров.

Но ведь дело не только в транспорте?

Совершенно верно. Транспорт лишь доставляет человека туда, куда ему нужно — и вот здесь начинаются основные проблемы. Многие места просто не оборудованы для людей с различными формами инвалидности. Согласно статистике за 2016 год, о посещении кинотеатра сообщили 36,2% людей с инвалидностью, театра — 17,7%, концерта — 25,6%, на выставки ходили 13,3%, а в ресторан, кафе или бар — 44,4% опрошенных. В сравнении с большинством европейских стран и США, эти цифры невысоки, и это трудно списать на менталитет. Люди с инвалидностью и особенностями развития часто сталкиваются со слишком высокими ступенями, отсутствием пандуса и широких дверей и прочими препятствиями, мешающими легкому доступу.

Получается, доступным надо делать всё. Но ведь надо с чего-то начинать?

Конечно. Инклюзивность — это совокупность множества факторов, и основные среди них — доступность транспорта, мест лечения и учебы, а также легкий доступ к жилью — удобные лифты, пандусы и отсутствие ступенек. Такие приоритеты закреплены в государственной федеральной программе «Доступная среда», которая действует с 2011 года. Ее основная задача — «обеспечение равного доступа инвалидов», но с оговоркой: «к приоритетным объектам и услугам в приоритетных сферах жизнедеятельности инвалидов». Иными словами, на данном этапе государство старается обеспечить таких людей лишь самым необходимым. Согласно отчету Минтруда за 2017 год, «доля доступных для инвалидов [...] приоритетных объектов социальной, транспортной, инженерной инфраструктуры в общем количестве приоритетных объектов достигла 57,8%». Вот на этой карте можно посмотреть степень доступности того или иного объекта.

То есть, этим занимается только государство?

Нет. Многие компании реализуют и поддерживают различные инклюзивные проекты. Например, система Coca-Cola совместно с Фондом помощи детям, основанный Натальей Водяновой «Обнаженные сердца» с 2016 года открывают в российских городах инклюзивные игровые парки с футбольными полями. От обычных парков они отличаются тем, что подходят не только для типично развивающихся детей и подростков, но и для тех, у кого есть различные особенности развития. Здесь нет бордюров или переходов, по которым не сможет проехать инвалидная коляска. На тренажёры и игровые элементы ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата могут забраться самостоятельно: они либо оснащены пандусами, либо на них можно залезть с помощью рук. Всего планируется построить 11 таких парков, и вместе они смогут принимать до 3 млн посетителей в год. Пока таких парков запущено семь: первый открылся в Волгограде в 2016-м, затем были Саранск, Ростов-на-Дону, Калининград,  Нижний Новгород, Казань и Сочи. Во все эти парки можно прийти совершенно бесплатно.

Получается, от создания инклюзивного города выигрывают только люди с инвалидностью?

Нет, это не так. Предположим, город адаптирован для слабовидящих и маломобильных людей. Это значит, что все таблички и знаки написаны хорошо различимым шрифтом, чтобы их было легко прочитать, а переходы обозначены контрастными цветами, хорошо освещены и работают со звуковым сигналом — так они максимально заметны даже для тех, кто плохо видит. Высота дверных порогов в таком городе не превышает 2 см, а ширина дверей равна 85 см, чтобы человек в инвалидном кресле не испытывал трудностей. Ширина городских дорожек — больше 180 см, чтобы рядом могли двигаться человек в инвалидном кресле и обычный прохожий. Безусловно, в первую очередь, всё это нацелено на людей с инвалидностью. Но также будет удобно родителям с колясками, беременным женщинам и пожилым людям.

Я хочу подробнее почитать про это? С чего начать?

В этом докладе «Институт экономики города» подробно рассказывается о зарубежном опыте создания инклюзивных городских пространств. Вот здесь фонд «Обнаженные сердца» рассказывает о том, как именно устроен инклюзивный игровой парк. А в этом разделе сайта Правительства России публикуют все законы и инициативы, так или иначе относящиеся к безбарьерной среде.